Цвета художника Сегеды


- Пятнадцать лет я был контрразведчиком. Поэтому, я кое-что знаю. Я боролся со шпионажем. Поэтому, как бы это сказать... прошлое у меня странное. Я служил. По своему желанию. Поэтому, как у художника, у меня талант, гений именно контрразведчика. Я вышел на роль контрразведчика и в течении большого срока времени занимался шпионажем и, конечно, принес какую-то пользу своей Украине. Да. Я горжусь этим.

Цвет победы

- Для меня победа, это когда ты живым остался. То, что ты живешь. Творишь. Это для меня победа. А конкретно привязки к победе, как таковой я не имею. Победа с Вами общаться. Видеть приятных людей у себя в студии. Ну и - радоваться ситуации.

Цвет творчества

- Творить это... Человек, по сути, творит каждую секунду. Это просто дышать. Для меня творчество - это идеал. Я верующий человек. Я знаю, что надо мной есть Хозяин. Принимая во внимание, что день каждый не похож один на другой, я стремлюсь, что бы мне не было скучно. И это исходная позиция, которой я заполняю творчество. И стремлюсь, как можно больше сделать, уходя отсюда. Из этого прекрасного мира.

Художником - я, видно, родился. Как родиться женщиной, способной рожать - я не могу не творить. Я болен этим. Я дышу этим. У меня все время одно и тоже - я постоянно в творческом процессе. И мне это приятно. Я наслаждаюсь этим. И ничего по-другому делать не могу. Я все делаю творчески. Разумно, с наличием каких-то идеалов. Я так живу. Это мой образ жизни. Художник - это образ жизни. Я только ставлю задачу определенного уровня, а потом уделяю времени столько, сколько для ее осуществления надо. У меня такой путь. Когда я пишу пейзаж, а так как я вырос в Грузии, Кавказ... то для меня природа в чистом виде... (задумался) ... а потом, если выхожу на формотворчество, значит у меня идет совершенно конкретная тема, когда я сочиняю аналитическое искусство. Мыслю формой. Вот такие градации конкретные. От реального к формальному. У меня есть направление, которое называется "формотворчество". Я им занимаюсь, буквально, с десятого класса. Формотворчество для меня, это когда ты формой выражаешь свою мысль, конкретно. Форма - это, как бы, ее содержание, мысли. Отточенность. У человека есть форма. Он может быть уродливым и может быть красивым. Но не обязательно он должен быть сложен. Главное, а что от него исходит... Уродства нет, есть только разные формы проявления... Жизнь - это не насилие. Это пребывание просто... Насилие - это когда тебя эксплуатируют. А творчество... это нет... Это песня.

Для меня недосягаема очень простая вещь - это делать плохо, некачественно, без идеала. То есть, для меня недосягаема тупость. Я против абсурда тупости. Я за чистоту идеалов. У меня такое решение жизни.

- Зачем создавать? А если ты рожден так? А почему женщина не может не рожать? Я себя сравниваю с женщиной. Я художник, и как женщина - я не могу не рожать. Я болен этим. Женщина тоже больна. Она так создана. И я так создан. У меня есть ген художника. Я - всего лишь, художник. Обожаю эту профессию. И живу в ней. Это мой аквариум. Я плаваю в нем, как рыбка. Поэтому сегодня я еще острый и с темой. Последний мой сериал, который я пишу... перед этим был "Империя зла", в прошлом году, семь работ. А сегодня это - "Мираж". Из семи работ тоже, почему-то... В течении года я четырнадцать работ создам, но у меня еще паралельно порядка сотни работ... Я работаю паралельно, работаю почти круглосуточно. Можно сказать, не сплю. Спешу. Уходя из жизни, я хочу оставить кое-что...

У меня нет нелюбимых работ. У меня все одинаковые. Это все мое. Я не буду говорить банальное слово - это дети. Нет. Это выше. Это сама жизнь. Поэтому у меня линия, краска, цвет - одно и то же всегда. У меня нет неудачных работ. У меня есть, просто, та или иная работа. Не более. Я не буду говорить, что где-то у меня было вдохновение, а где-то нет. Жизнь единая штука. Поэтому, если я, пока, живой - я счастлив. Я благодарю Господа Бога, что я жив. Поэтому Он и дает мне это качество. И у меня нет "лучшего". Просто, кому-то может что-то мое нравится. Что-то менее, более. Кто-то может отрицать. Это его проблемы. Я себя не отрицаю. Я не одну работу не покажу, покаместь не умру в ней до конца. Поэтому - это выше любой критики. Я умираю в каждой работе. Поэтому у меня одни только слезы. Страдание... и радость... это одно и то же. Я до конца стою. Плачу и творю. Радуюсь, смеюсь - творю. Поэтому у меня все - одно и то же.

Работ масляных у меня не много. Шестьсот, семьсот будет. А графики, графических работ - порядка, где-то десяток тысяч. Графических у меня очень много. В масле я скуп. Потому что масло - это очень трудоемко... Никогда не занимался конвеером. Мне нравится Вермеер Дельфтский, у которого сорок работ, всего лишь. И размеры очень маленькие. Я ему, как-то, подражаю. Я очень сдержан. Я кабинетный человек. Я ученый. В искусстве, я немножко ученый. Поэтому, я может быть, в чем-то не прав... Сердца меньше... Но, как сказать... Кому-то меньше, а у меня - очень много. Мои работы - это как горы, которые я обожаю. Это моя любовь. Я с любовью не шучу. Мне не до шуток, мне страшно. Поэтому я ответственно поступаю. У меня паралельно идет графика и масло. Я станковист. Я все время что-то делаю. Я вкладываю какое-то отношение, накопление, новую эпоху, новые веяния, новое время. Поэтому я как авангард, который не намерен уступать молодым. Графика для меня - это концентрат всех моих накоплений. А потом, когда я выхожу на масло - я раскрываюсь. Масло обладает большим диапазоном. Братья Ван Эйк придумали очень хорошее ремесло для художников, в масле. Чувства просто горят в масле. Накал такой, что я после работы встаю - я не вижу белого света. У меня в глазах отпечаток той борьбы, которую я веду с холстом. Моя борьба - это холст. Я борюсь в холсте. В творчестве. Это моя борьба.

Искусство - это наши потребности. Это наша душа. Это естественно, как дыхание. Это сама жизнь. Как дети на этой площадке детской - возятся, кричат, дерутся, пасочки бросают... А для меня - это искусство. Я без искусства не понимаю жизнь. В любом виде - булочки делать, шить. Художник - это не только живопись, это абсурд. Художники - это все. А футбол? А бокс? А кикбоксинг? Это все искусство великое. Художник - это тот человек, который, как проводник между небом и землей. Поэтому я считаю, что связь очень прямая и художник и Истина - они соприкасаются близко. Близко. Но, это не значит, что художник - это Истина. Нет. Просто художник, как-то, близок к Истине. Вера - это Истина.

Цвет веры

Каждый может проанализировать свои мысли, о чем он думает. И он поймет, насколько он истинен и насколько он ложен. Для меня главное - это вера. Я верю - и потому творю. Человек должен поступать по заповедям. Смирение... Когда ты не можешь сам себя успокоить в чем-то. И когда ты не можешь довольствоваться тем, что у тебя есть. И когда ты, нарушая какие-то свои жизненные принципы, идешь за какой-то предел, который тебе не нужен. Я считаю, что это отсутствие смирения. Человек должен слышать самого себя. Он должен понимать тот предел, который ему возможен. Потому что, мы здесь гости. На одной могиле, во Львове, было написано: "Прохожий, не топчи мой прах. Я дома, а ты - в гостях".

Для меня Бог - очень сильное понятие. Это то, перед чем нельзя ошибиться. Поэтому я стараюсь не ошибаться, по мере моих сил. Для меня - это борьба с самим собой. Если я пытаюсь что-то сделать не так - я себя одергиваю и стараюсь быть лучше. Но, наказание тут, как тут. Я это на себе знаю. Поэтому я стараюсь жить только в ладу с Богом. Только по принципам, правилам, которые всем известны.

Дух. Духовность. Это понятия самые главные. И, если человек, не имеет дороги к храму - значит он бездуховен. А бездуховное искусство не имеет права на жизнь. Любить - это, я понимаю, принимать мир. Если ты принимаешь мир - ты все любишь. Поэтому - да, я считаю, что возможно все любить, если ты принимаешь мир. Любовь - это дорога. Нету дороги - у человека нет ничего. Дорога, если не ведет к храму, куда она ведет? Она-то ведет только к вере. Она с верой. Поэтому вера - это и есть дорога.

Цвет красоты

Знать, что ты хочешь от жизни. И кто ты на самом деле. Я против уродства. Я за наличие совершенства в человеке. Я считаю - это требовательность. Человек обязан быть красивым. Он не имеет права не быть красивым. Неважно, что он сложен так, или иначе. Не играет роли. Безобразного, по моим понятиям, нет. Просто... человек должен быть к себе требовательным. Что бы стремится к улучшению себя, а не к ухудшению. Не разрушать, а создавать.

Цвет разума

Человеку дано то, что не дано никому. У него разум есть. И если он не живет по разуму, значит он - животное. А разум - только от Бога. Поэтому, я за Абсолют, который над нами. Я за Бога. Поступая по Богу, ты разумен. Значит ты имеешь право на жизнь. Вот такое мое понятие. Выбор - это все в этой жизни. Выбор - это путь. Человек стоит, как бы сказать, перед фактом... Если он решил по течению плыть - значит он не сделал выбор. Человек должен стремиться к гармоничному существованию. Гармония - это когда у тебя разум и сердце едины в одном направлении, в одном стремлении. Они находятся в какой-то благости.

Я боролся за то, что бы остаться в здравии, в творчестве, со своими идеалами. И не потерять себя. Почти тридцать с половиной лет я занимался именно конкретной темой - нравственная пустота. Откуда ее истоки и почему она так утвердилась в Мире. Решать эту проблему надо очень просто. Надо самому себе сказать: "Я больше не хочу жить не по правилам, которые кто-то создал. Мои правила, которые я придумал, они не имею права на жизнь, если они без веры. Если они с верой, тогда они не мои правила, они общие..." Поэтому человек должен соблюдать правила, которые есть. Недаром есть библия. Вера - это все. В каждой вере есть зерно на выживание. Правильное. Вера - это смысл жизни. По моим понятиям правила не ограничивают. Нет. Они просто направляют мысль правильно. Они ее утверждают в том направлении, которое должно быть. Поэтому человек не имеет права быть свободным в своих проявлениях.

Цвет морали

Иметь у себя работы безнравственного художника - это опасно. И нельзя их иметь. Поэтому надо их или выбрасывать, или сжигать, или уничтожать. Каков художник, если он нравственный, такое и искусство. Есть искусство самое высокое в этом плане - это искусство иконы. Это Андрей Рублев. Это то, что очень чисто. Но это не значит, что светское искусство не может жить. Оно имеет право, так же, как и духовное. Поэтому для меня и духовное и светское одно и тоже, если оно сделано с Богом. Духовность - она едина. Она или есть, или ее нет. Каков человек, каков автор - такая и работа. Поэтому я считаю, что больным художником не надо быть... Это условие первое и последнее.

У меня был сериал в прошлом году. "Империя зла". Это было, как бы, зеркало... Я показал, что человек не должен быть злым. Всего лишь. Констатация факта. Но это было искусство у меня. Зло я не отождествляю с жизнью. Это, всего лишь, в моем понятии, как война. И, сейчас, я вышел на мираж. Мираж, это для меня радость жизни. Иллюзии. Сон. Зла и так много и будет... но, тем не менее, я за то, что бы не было зла. Зло - это болезнь. Мираж - это предложение, которое я делаю людям. Это то, во что надо поверить. Я за реальный мираж. За осуществление своей мечты.

Цвет жизни

Сегодняшний ваш визит в мою студию - для меня подарок. Почему? Я скажу так... Потому что вы меня моложе, вам еще жить надо... Я это понимаю и мне приятно, что вы будете бороться... И, если я чем-то могу помочь - я с большим удовольствием вам помогаю. То, что я существую, это для меня - ничто. Мне главное то, что после меня остается. Я уйду, но что-то я оставил... Это меня греет. Так вот.

У меня аналитическое искусство. У меня пейзаж - это пейзаж... Вот я подарил работу президенту Грузии, Михаилу Саакашвили. Работа называется знаете как? Она называется "Пейзаж, которого нет". Я вырос в Грузии. Это моя любимая страна. Я писал Кавказ. А на сегодня в Грузии пейзаж закрыт борьбой. Вот я и подарил президенту работу, которая называется "Пейзаж, которого нет". А вот нашему президенту, Виктору Ющенко, если получится, я бы хотел подарить работу "Пейзаж, который есть". Кстати, я над ним, сейчас, и работаю. Я вырос в Грузии. Я вырос в Тбилиси, в Кутаиси. Я считаю себя, где-то, грузином. Хотя я украинец венгерского производства. Сегеда. Грузию я писал всю жизнь. Я там школу закончил. И, Кавказ для меня - это, прежде всего, не только люди. Это горы, где я вырос. Сванети. Хевсурети. Казбек. Я там бывал.

Вот я сегодня с вами пообщаюсь, с вашей командой - и у меня будет вдохновение... Я знаю почему. Потом сяду, напишу сценарий. Скажу, что вот, был один Николя, режиссер. Потом, Димитрий оператор и Оля, которая журналистка... Вы понимаете в чем дело... Я так подумаю и скажу - вот ребятам жить надо... А чего я должен? Который сам авангард... Что я, еще буду киснуть? Я сяду на велосипед, поеду на Киевское море, проеду своих сто километров, пропотею хорошо и к мольберту сяду.

Это моя студия. Да... У меня студия, слава Богу... Пятнадцать лет я ее вышиваю... Но, уже больше нельзя. Я уже поставил точку. Это музыкальная шкатулка моя. Которая все под напряжением держит. И меня напрягает. Потому что я прихожу сюда и я вынужден перед ней на цыпочках стоять, как в балете. А как же... Потому что здесь все - произведение. Как один художник сказал... Зашел ко мне, посмотрел и говорит: "Я бы на такое не рискнул". Еще бы. Я пятнадцать лет заложил. Ничего особенного. Просто творил - и все. Думал. Решал. Вот так. Так что это - моя музыкальная шкатулка. Но я не раб ее. Могу сделать еще одну. Если жизнь будет.